Великий Лондонский Смог открыл глаза всему миру на опасность сжигания угля.


В течение пяти дней в декабре 1952-го года густой туман буквально душил улицы Лондона. Эта катастрофа, унесшая жизни тысяч людей, открыла дверь для эпохальных мер по охране окружающей среды.


Зловещий туман заполнял город, окутывая его плотным слоем чёрного, прокопченного воздуха. Видимость была не дальше вытянутой руки. Можно было легко заблудиться на улице, на которой ты живёшь и знаешь как свои пять пальцев. Люди буквально ползли по тротуару вдоль стен зданий до ближайшего угла, чтобы прочитать название улицы.
Смог был езде. Даже внутри больниц, и даже в лёгких их пациентов в отделения неотложной помощи. Вскоре морги при больницах оказались переполнеными пациентами, умершими от респираторных и сердечных заболеваний.

Позже этому ужасному туману дадут прозвище — Великий Смог. С 5-го по 9-е декабря 1952-го года в городе произошла настояшая экологическая катастрофа, которая сильно повлияла и на здоровье британцев, и на климат в целом на долгие годы вперёд.


Поглощенный углём.


Лондон страдает от загрязнения воздуха с позапрошлого века. Начиная с 1850-х годов, когда от сточных вод Темзы исходила сильнейшая вонь, и заканчивая эпическими “гороховыми супами” первой половины двадцатого века — длительными периодами, когда выбросы от фабрик и отопительных печей поднимались над улицами в виде зеленоватого тумана. В 1905 году доктор Гарольд Антуан Дево для описания городского воздуха ввел термин “смог”, сочетающий в себе слова “дым” и “туман”.
В то время Британия была в числе лидеров по производству угля. Пик развития отрасли пришелся на 1913 год, когда в стране добывалась четверть всего мирового объема угля — ошеломляющие 292 миллиона тонн. Хотя страна перешла на нефть вместе с остальным миром во время Первой и Второй мировых войн, британская угольная промышленность выжила отчасти потому, что британцы традиционно использовали уголь для отопления своих домов.


По мнению искуствоведов, идея открытого угольного очага у себя дома вызывала “почти фольклорные ассоциации”, особенно во время и после хаоса Второй мировой войны, когда в Британии была серьёзная нехватка жилья. Тогда лондонцы самым важным в жизни считали дом и домашний очаг. Опрос 1942-го года показал, что 78% британцев для отопления помещений использовали уголь. По мере восстановления Соединенного Королевства, в стране всё серьёзнее и чаще обсуждали как можно регулировать вопрос “поддержания огоня в каминах”. Но использование угля в домашних условиях оставалось в значительной степени неконтролируемым.

Как начался Великий Смог.


В декабре 1952 года, когда лондонцы топили свои камины, чтобы противостоять необычайно холодной зиме (столбик термометра опускался до -32 по Цельсию), возникла погодная ситуация, которая превратила угольный дым в смертоносный туман.
Вечером 5 декабря жар и дым от каминов, как всегда, поднимались в атмосферу. В обычный зимний день они поднимались и охлаждались в атмосфере, после чего дым улетучивался. Но пришёл антициклон, установилось высокое давление, и Лондон накрыло одеялом теплого, влажного воздуха, которое выталкивало поднимавшийся воздух обратно к земле. Там низкие температуры конденсировали водяной пар в воздухе в туман. Такое погодное явление называется температурная инверсия, и оно задержало вредные выбросы над городом.


Каждый следующий день городские загрязнители выбрасывали в воздух около тысячи тонн дыма и 2000 тонн углекислого газа. Между тем, диоксид серы — бесцветный газ, образующийся при сгорании угля — попал в атмосферу. Там он смешался с водяными частицами тумана и превратился в серную кислоту, окутав город ядовитой кислотной дымкой. По данным Британского метеорологического управления, толщина тумана тогда достигала 200 метров.

Чрезвычайная ситуация в области здравоохранения.

Когда туман почернел, начался настоящий хаос. При видимости, близкой к нулю, водители не могли безопасно передвигаться по дорогам, и в городе была отключена система общественного транспорта. Люди на городских тротуарах не могли видеть дальше собственных ног. В помещениях было не намного лучше: по словам очевидцев, “жирная грязь” покрывала все внутренние поверхности зданий.
Прошли выходные, и воздействие смога начало сказываться на здоровье горожан. За неделю общее число госпитализаций увеличилось на 48%, а число госпитализаций с лёгочными проблемами увеличилось более чем в два раза. Застойный смог душил город.


Полагая, что происходящее было просто очередным “гороховым супом”, консервативное правительство страны не спешило реагировать, а органы общественного здравоохранения преуменьшали влияние загрязненного воздуха. Премьер-министр Уинстон Черчилль так никогда публично и не прокомментировал ни это событие, ни его последствия.


Но этот смог не был похож ни на что, что когда-либо видел Лондон. К тому времени, когда он рассеялся — четыре дня спустя — смерти уже начались. В цветочных лавках быстро закончились цветы, а у похоронных бюро гробы. На той неделе правительство официально насчитало 3000 смертей, но реальность оказалась гораздо более ужасной.
В 2012 году исследователи проанализировали исторические источники, чтобы определить истинное число погибших от Великого Смога, и обнаружили, что в результате него погибло на 12 тысяч человек больше, чем если бы его не было. А последствия намного превзошли сам смог. У детей, подвергшихся воздействию смога в течение первого года жизни, вероятность развития астмы в детстве была почти на 20% выше, у взрослых на 9,5%, а внутриутробное воздействие означало увеличение детской астмы на 8%.

Экологическое наследие.

Последствия Великого смога проявляются и в другой форме: в экологических нормах. Хотя британское население десятилетиями спокойно относилось к угольному дыму, общественное мнение начало меняться. После некоторого первоначального промедления британское правительство, наконец, объявило чистый воздух законодательным приоритетом.


В настоящее время каждый должен знать, что загрязнение воздуха вредно для окружающей среды и для людей, которые им дышат. Однако до сих пор большинство людей не осознают, что загрязнение воздуха распространяется за пределы лёгких по всему нашему телу, и оно очень по-разному может влиять на людей.


В 1956-м году британское правительство приняло первый в мире всеобъемлющий национальный закон о загрязнении воздуха. “Закон о чистом воздухе” запретил выбросы “вредного” или “чёрного” дыма и потребовал, чтобы новые печи выделяли мало дыма или вообще его не выделяли. А в 1968-м году закон ужесточили.

Остальному миру потребовались годы, чтобы последовать примеру Британии. Соединенные Штаты приняли свой собственный Закон о чистом воздухе только в 1970-м, спустя целых 14 лет после Великого Смога.

За десятилетие между 1956-м и 1966-м годами выбросы дыма по всей стране сократились на 38%, при этом концентрация дыма, образующегося при производстве угля, упала на 76% только в Лондоне. Благодаря этому закону, с 1960-х годов в городе никогда больше не было “горохового супа”.

(по материалам журнала National Geographic)

 

Предыдущее г.

Назад в Статьи